женские игры в настоящие диеты//день сорок четвертый//"гармоничное тело" и медитация

 

Хлебцы получились вкусными, однако кориандра надо класть больше одной ложки, но меньше одного стакана.  Ем их каждый день на завтрак и беру с собой на работу – не надоедают. В холодильнике изобилие фермерских яиц, но у меня совершенно пропало желание есть желтки и по утрам и вообще. Сегодня утром выпало мало времени на завтрак, дай, думаю быстренько желтков отведаю, но организм сказал «не хочу! Могу позавтракать и позже, но хлебцами».

 

Сегодня из-за слегка сбившегося графика еды решила сделать день гастрономического разврата – есть не по часам, а  когда захочется. В результате меню получилось такое:

Живые хлебцы с томатным соком,

Коктейль из салатной смеси, проростков маша, стручков гороха, яблока, банана и стебля сельдерея,

2 банана,

салат из моркови, свеклы, брокколи, сельдерея, соевого соуса.

 

Коктейли я еще делать не научилась, пока экспериментирую. Поэтому рецепт писать рано, да и многие есть в УК. Только вот с ингредиентами дома не всегда все в порядке – то манго недостает, то папайи. Это в готовых рецептах я вычитала составы. В нашей местности эти заморские фрукты продаются по довольно высоким ценам, да и пока их сюда привезут, они уже не первой свежести, хотя с виду красивые. Я хочу попробовать заменить их на наши местные как-то или вовсе сделать свои рецепты коктейлей, содержащих всяческие полезные вещества. А вот супы из УК сыроеда мне понравились по описанию. Сейчас необходимых продуктов у меня не достает, а ехать в магазин лень, подожду до завтра и опробую еще раз свой новый блендер.  Мощный – блеск!

 

Чтобы ублажить свой любимый организм и посмотреть, какой «уровень» массажа ему подходит, пошла я опять к тайцам. Еще будучи как-то в Тайланде прониклась я к ним большим уважением по части массажа. 90 минут маленькая жутко стройненькая тайка делала мне «гармоничное тело». Это такая приятная процедура, когда каждую мышцу твоего тела разминают маленькие крепкие пальчики мастера, а каждый сустав бережно проворачивается во все стороны до достижения повышенной гибкости.

Вертела меня маленькая тайка, вертела, а я думала: вот приеду домой и срочно найму тренера по йоге, потому как тело мое очень плохо гнется, как выяснилось. Особенно удивили меня кистевые суставы, которые подвижностью совсем не отличались. Но! Приехала, и текучка завертела меня. Не позвонила тренеру. На самом деле я не хочу привязываться ко времени тренировок сейчас, пока мой график не устоялся и в нем постоянно дефицит свободного времени. Да и вес хотелось бы еще уменьшить, чтобы двигаться было полегче. А от тренера мне нужно только одно – создать индивидуальный комплекс упражнений, подходящий именно мне. Интересно, удастся теперь это сделать? Пока еще не получалось отыскать такого тренера. От финтес-клубов мне нужен только бассейн и то в апреле-мае, сразу после его ежегодной чистки, а не на круглый год, как предлагают назойливые менеджеры по продажам клубных карточек. Для моих запросов по двигательной активности организма продукт на рынке еще не создан. Остается только частное владение бассейном, которого пока у меня нет. Значит, все впереди!

Про двигательную активность, точнее ее недостаток, я вспомнила не зря, потому как вес  и объем мои хоть и снижаются постоянно, но темпы мне хотелось бы увеличить. Питаюсь я правильно, а организм с лишними килограммами расстается неохотно. О чем это говорит? О сидячем образе жизни. И хоть я каждое утро 40 минут делаю зарядку и 3 раза в неделю (больше не успеваю) совершаю часовые пешие прогулки, этого на поверку мало. Даже расчистка дорожек от снега помогает слабо. Вот мой пес подрастет, с ним я буду гулять больше, но плаванье и пару раз в неделю занятия йогой хотелось бы как-то впихнуть в мой более чем плотный график. Вот только куда?

И что я опять стандартным методом подхожу к вопросу? Надо поставить цель: увеличение двигательной активности. И визуализировать ее саму, как свершившийся факт, и процесс достижения цели – и немного подождать. Внешнее намерение, распознав наличие у меня согласия сознания и подсознания и свободной энергии, само все устроит. Мне останется только не пропустить момент. Вот и славно! А то я как-то забываю о существовании такой мощной техники.

 

ТЕОРИЯ о йоготерапии

«Йогатерапия — вид альтернативной медицины, лечение заболеваний (очевидных патологии и латентных форм) с помощью практики йоги. В качестве инструментов могут выступать как асаны и пранаямы, так и различные варианты медитативных техник — концентрация на телесных, аудиальных и визуальных объектах.

Патанджали в «Йога-сутрах» упоминает болезни как одно из препятствий на пути йоги и предлагает медитативную практику эка-таттвабхьясы в качестве метода их устранения. Вьяса в своих комментариях уточняет: «Болезнь — нарушение равновесия дош, дхату и мал». Это определение, полностью основанное на аюрведических концепциях, лишний раз показывает тесную связь этих дисциплин. В средние века трактаты по хатха-йоге изобилуют описанием терапевтических эффектов выполнения очистительных процедур, асан, пранаям и мудр.

Развитие йогатерапии в 20-м веке тесно связано со многими известными именами. Т.Кришнамачарья много (особенно после переезда из Майсора в Ченнаи) занимается аюрведической йогатерапией и передает эти знания своим ученикам — Дешикачару, А. Г. Мохану. Свами Шивананда, врач по образованию, много времени тратит на популяризацию йоги и йогатерапии. Два ученика Шри Мадхавдаса — Шри Йогендра и Свами Кувалаянанда основывают по его указаниям два научно-исследовательских института (Институт Йогендры в Бомбее и институт Кайвальядхама в Лонавле), где особое внимание уделяется изучению терапевтических аспектов йоги. Дхирендра Брахмачари, личный учитель семейства Индиры Ганди, становится идейным вдохновителем государственной программы по изучению и применению йогатерапии в медицинской практике.

В Европе и США йогатерапия выделяется в самостоятельную дисциплину. Наибольшее распространение получает в США, Германии, Великобритании и Японии. Существует Всемирная ассоциация йогатерапевтов, членами которой являются более двух десятков организаций, проводящих подготовку йогатерапевтов. Выпускается ряд специализированных изданий, таких как International Journal of Yoga Therapy, Yoga Therapy in Practice, Yoga and Health Bibliographies. Ежегодно проходят Symposium on Yoga Therapy and Research (SYTAR) и International Yoga Therapy Conference.

В России в основном сохраняется отношение к йогатерапии как к одному из направлений хатха-йоги, характеризующемуся меньшими нагрузками, не уделяя должного внимания специальным йогатерапевтическим разработкам и научному базису, дающим право йогатерапии быть выделенной в самостоятельную дисциплину. Исключение составляет ряд специализированных центров йогатерапии в Москве и Санкт-Петербурге». (Википедия)

 

ПСИХОЛОГ ГОВОРИТ о влиянии техник медитации на эмоциональное равновесие человека

Многоуважаемая Википедия определяет медитацию (от лат. meditatio — размышление), как «род психических упражнений, используемых в составе духовно-религиозной или оздоровительной практики, или же особое психическое состояние, возникающее в результате этих упражнений (или в силу иных причин)». И сообщает нам, что на самом деле определений сего понятия довольно много, «которые позволяют рассматривать медитацию:

  • как особую разновидность углубленного размышления о каком-либо предмете, духовной истине, иной идее, сопровождаемое отвлечением «от внешне-случайных обстоятельств», устранением «всех факторов, рассеивающих внимание, как внешних (звук, свет), так и внутренних (физическое, эмоциональное, интеллектуальное и другое напряжение)»);

  • как состояние внутреннего сосредоточения или как действия для его достижения;

  • как «измененное состояние сознания», обусловленное как внешними, так и внутренними причинами или как «тип психотехники, продуцирующий измененные состояния сознания» (вариант: как форму психической активности с целью погружения «в особые трансовые состояния).

Приемы медитации, извлеченные «из арсенала восточной религиозной культуры», в настоящее время могут использоваться для целей психотерапии и психотренинга. Медитацию, применяемую с подобными целями, можно описать как психофизические упражнения в составе методов комплементарной и альтернативной медицины или же как широкое многообразие практик, простирающееся от методов, предназначенных для достижения расслабления, до упражнений, выполняемых с более далеко идущими целями, такими как усиление ощущения благополучия.

Возможно, что именно упомянутое многообразие практик медитации порождает и многообразие определений этого понятия, которые, описывают медитацию, как разновидность углубленного размышления, то как состояние внутреннего сосредоточения, то как измененное состояние сознания, то как действия, направленные на достижение указанных выше состояний. Многообразие определений, в свою очередь, не позволяет точно очертить границы рассматриваемого понятия и способно породить споры о том, является ли та или иная практика медитативной или нет».

История медитации тесно связана с религиозным контекстом, в котором существовала эта практика. Уже в доисторических цивилизациях использовались повторяющиеся ритмичные песнопения и повторения фраз для увещевания богов. Некоторые авторы даже выдвинули гипотезу, что появление способности концентрировать внимание, являющейся элементом многих методов медитации, возможно, способствовало развитию последней фазы биологической эволюции человека. Другое раннее упоминание медитации (Дхьяны) можно найти в индуистской традиции ведантизма около XV века до н. э., в которой Веды описывали традиции медитации древней Индии. Примерно с VI по V вв. до н. э. другие формы медитации были созданы в даосизме в Китае и буддизме в Индии.

На западе, в 20-м году до н. э., Филон Александрийский писал о некой форме «духовных упражнений» с участием внимания (prosoche) и концентрации, а в третьем столетии Плотином были разработаны техники медитаций.

Палийский канон, письменная фиксация которого восходит к I веку до н. э., считает индийскую буддийскую медитацию шагом на пути к освобождению. К этому времени буддизм распространился в Китае, Сутра Вималакирти, датируемая 100 годом н. э. включает ряд упоминаний медитации, чётко указывая на дзэн. По Шёлковому пути передачи буддизма медитация распространилась и в другие восточные страны, а в 653 году первый зал для медитации был открыт в Японии. Возвратившись из Китая около 1227 года, Догэн написал инструкцию по дзадзэн.

Исламская практика зикр, которая заключается в повторении 99 имён Бога, зародилась в VIII или IX веках. К XII веку в практику суфизма были включены техники медитаций и его последователи начали практиковать контроль дыхания и повторение святых слов. Существует точка зрения, согласно которой взаимодействие с индусами или суфиями, повлияло на формирование восточно-христианской практики медитации, исихазма, но прямых доказательств этому нет. Между X и XIV веками исихазм стал практиковаться, в частности, на горе Афон в Греции, эта практика включает повторение Иисусовой молитвы. Впрочем, носители восточно-христианской традиции, похоже, не склонны отождествлять исихазм с медитацией, а сходство между тем и другим нередко считают внешним.

Практика исихастской молитвы имеет некоторое поверхностное сходство с мистической молитвой или медитацией восточных религий (например, буддизма и индуизма, и особенно с практикой йоги), хотя эта схожесть зачастую преувеличивается при популярном изложении. Христианство свидетельствует: по мере приближения души к Богу человек все более ясно видит своё несовершенство и несамодостаточность. Поэтому опыт приближения к Богу утверждает в христианине смирение, покаяние и любовь. Благодаря этому возможна чистая, искренняя радость единения с Господом, Который тебя видит, слышит и любит. Восточный же мистический опыт отвергает личностного Бога, а потому стремится к преодолению личности человека в самадхе или нирване, дает переживание растворения своей индивидуальности в океане безличного. Не встретив личностного Бога, человек в восточном мистицизме естественно стремится к личностной смерти.

Западная христианская медитация контрастирует с большинством других подходов в том, что она не предполагает повторения какой-либо фразы или действия и не требует никаких конкретных поз. Западная христианская медитация берет своё начало в VI веке в практике чтения Библии среди монахов-бенедиктинцев, называемой Lectio Divina, то есть божественным чтением. Его четыре формальные ступени, «лестница», были определены монахом Гиго II в XII веке с помощью латинских терминов lectio, meditatio, oratio и contemplatio (переводятся как читать, размышлять, молиться, созерцать). Западная христианская медитация получила дальнейшее развитие у святых Католической церкви, живших в XVI веке, таких как Игнатий де Лойола и Тереза Авильская.

В середине XX века некоторые представители западного монашества, занимавшиеся межрелигиозным диалогом, обратили внимание на то, что в наследии раннехристианских пустынников содержатся рекомендации по молитвенному деланию, схожие с восточными методами медитации. Одним из тех, кто попытался соединить способ христианской медитации, основанный на рецитации священного слова, с дисциплиной повседневной молитвы, был английский бенедиктинец Джон Мейн. Подобный подход к созерцательной молитве, опирающийся на учение о «чистой молитве» (лат. oratio pura) св. Иоанна Кассиана предлагали также и многие другие современные западные католические монахи, чаще всего имевшие опыт диалога с буддистскими и индуистскими монашескими общинами.

Начиная с середины XVII века практику медитации стали использовать квакеры. Их молчаливые богослужения могли длиться до двух и даже четырёх часов. Однако в настоящее время их продолжительность обычно не превышает одного часа.

В XVIII веке изучение буддизма на Западе стало занятием интеллектуалов. Обсуждал эту тему философ Шопенгауэр, а Вольтер призывал к терпимости по отношению к буддистам. Первый английский перевод Тибетской Книги мёртвых был опубликован в 1927 году.

Светская форма медитации, как западная форма индуистских медитативных техник, появились в Индии в 1950-х годах и попала в Соединённые Штаты и Европу в 1960-х. Вместо сосредоточения на духовном росте, светская медитация делает акцент на снижении стресса, релаксации и самосовершенствовании. Обе формы медитации, духовная и светская, были предметом научных исследований. Исследования медитации начались в 1931 году, научно-исследовательский интерес резко увеличился в 1970-е и 1980-е года. К началу 70-х годов XX века на английском языке было сделано более тысячи исследований по медитации. Однако, после 60 лет научных исследований, точный механизм работы медитации до сих пор остается неясным.

Согласно отчёту Национального института здоровья США, самыми распространёнными формами медитации являются медитации памятования и трансцендентальная медитация.

  • Медитация памятования (англ. mindfulness meditation) — традиционная для буддизма форма медитации, объединяет целую группу техник. При самой распространённой технике медитирующий изначально сосредотачивается на тонком ощущении воздуха, касающегося ноздрей при вдохе и выдохе. Затем, по мере роста мастерства, объекты для медитации меняются. Многие другие техники медитации являются производными от данной.

  • Дзадзэн — практика медитации памятования, традиционная для Японии. Существует форма медитации дзадзэн при прогулке.

  • Трансцендентальная медитация — медитация с концентрацией на мантре — слове, звуке или фразе, повторяемой медитирующим вслух или мысленно. Самой известной является мантра «Ом».

Среди других известны:

  • Медитация на пустоте — медитация со сосредоточением на отсутствии мыслей. Часто является следующим этапом для других форм медитации. По словам Джидду Кришнамурти из книги «Медитации», при длительной медитации на безмыслии исчезают все виды мыслей, желаний и прекращается осознавание своего я — почти полностью исчезает дыхание, устанавливается состояние глубокого покоя, после которого внутреннее сознание человека освещается светом, вызывающим состояние невыразимого блаженства. В этом состоянии человек может находиться очень долго, не осознавая окружающего. По утверждению Далай-ламы XIV, такая медитация может вызвать вслед за собою особое состояние всеосознавания, называемого на Востоке «Просветлением».

  • Кундалини-медитация — медитация со сосредоточением на чакрах. Обычно проводится лёжа.

  • Тратака — медитация на пламя свечи в тёмной комнате.

  • Сатипаттхана — буддийская медитация со сосредоточением на созерцании тела, чувств, ума, объектов ума. Подробно описана в Махасатипаттхана сутре. В популярной «нью эйдж» литературе по ошибке называют Випассаной, тогда как на самом деле випассана—это опыт и результат получаемый от практики Сатипаттханы.

  • Анапанасати — традиционная буддийская медитация со сосредоточением на дыхании. Подробно описана в Анапанасати сутре.

  • Випассана — достижение внутреннего прозрения, достигаемое посредством практики Сатипаттханы и Анапанасати. Так же посредством практик Анапанасати и Сатипаттханы достигаются джханы.

  • Медитация на внутренний свет и звук — медитация со сосредоточением на внутреннем свете и звуке (Наам, Шабд,Слово).

  • Сахадж Марг — медитация с сосредоточением на биении сердца.

  • Сексуальные медитации (в тантре и даосских сексуальных практиках).

Для большинства техник медитации характерно глубокое сосредоточение на монотонно повторяющемся действии.

Одним из пионеров исследования воздействия медитации на здоровье человека был кардиолог Герберт Бенсон из Гарвардской медицинской школы. В результате данных исследований было обнаружено, что даже сильно упрощенная форма медитации оказывает устойчивое положительное влияние на физиологию, выражающееся в изменении ритма сердца, улучшении обмена веществ и частоты дыхания.

Выход в 1975 году в свет его книги «Реакция релаксации» («The Relaxation Response») стал первой апробацией медитативной практики учеными-медиками и способствовал росту клиник, занимающихся проблемами снижения стресса на рабочих местах, в больницах и других местах. Однако до недавнего времени, не было никакого надежного способа для сбора объективных данных о предполагаемых психических эффектах, таких как обостренное внимания, свобода ума от негативных суждений и увеличение сострадания.

Достижения в функциональной магнитно-резонансной томографии (МРТ) придали динамику объективным методикам исследования человеческого мозга. МРТ исследования деятельности головного мозга позволили предположить, что настроения и склонности укоренены в конкретных регионах органа. Например, положительные состояния ума отмечены высокой активностью в левой лобной области, в то время как активность в правой лобной области совпадает с негативными состояниями.

В частности, в институте «Ум и жизнь» с 2003 года, под патронажем Далай-ламы, ведется программа изучения влияния медитации на деятельность головного мозга «Исследование Ума», в ходе которой испытуемые (предварительно отобранные мастера медитации и представители контрольной группы) выполняют ряд заданий, во время выполнения которых, статус их мозговой деятельности фиксируется с помощью электроэнцефалографии и магнитно-резонансного томографа.

Один из самых известных участников данной программы — известный буддисткий мастер медитации, автор двух книг, ставших бестселлерами: «Будда, мозг и нейрофизиология счастья» и «Радостная мудрость», основатель сообщества центров медитации Тергар Йонге Мингьюр Ринпоче. В своем предисловии известный психолог, научный журналист Гоулман Дэниел кратко описывает результат этих исследований:

«Во время медитации на сострадание нейронная активность в важнейшем центре мозга, отвечающим за переживание счастья, повышалась на 700—800 процентов! У обычных испытуемых участвовавших в исследовании добровольцев, которые лишь недавно начали медитировать, активность той же области мозга возрастала всего на 10-15 процентов»— из предисловия к книге «Будда, мозг и нейрофизиология счастья. Как изменить жизнь к лучшему» Йонге Мингьюр Ринпоче.

Эти исследования, которые проводились на базе Вейсмановской лаборатории нейрофизиологии и поведения мозга в Висконсинском университете, в ходе, которой испытуемый и представители контрольной группы выполняли ряд заданий, во время выполнения которых, они находились внутри магнитно-резонансного томографа, сканирующего их мозговую деятельность.

На конференции института «Ум и жизнь», проходившей в 2003 году в Массачусетском технологическом институте, доктор Эрик С. Ландер, сопредседатель «Совета при Президенте США по науке и технологиям» профессор молекулярной биологии, директор Института Уайтхеда и центра МТИ по исследованию генома, подчеркнул, что в то время как буддийские практики делают акцент на обретении всё более высоких уровней осознания, современная наука довольствуется совершенствованием способов восстановления здоровья психически больных пациентов до нормального состояния: «Зачем останавливаться на этом? Почему мы довольствуемся тем, что говорим: мы не психически больные? Почему вместо этого не сосредоточиться на том, чтобы становиться лучше и лучше?»— отрывок речи доктора Эрика С. Ландера на конференции института «Ум и жизнь» в МТИ.

Для медитации используются различные позы: сидя, лёжа и стоя.  Широко известны в буддизме и индуизме, а также в современной традиции, — поза лотоса, полулотоса, бирманская поза (от слова Бирма), и поза на коленях. Медитация может выполняться в движении: при ходьбе (например, кинхин) или работе.

Самая известная поза для медитации такова: сидя, глаза закрыты, спина выпрямлена, голова чуть опущена, ноги скрещены, руки лежат на коленях ладонями кверху, ладони раскрыты, большие и указательные пальцы соединены. (по материалам Википедии)

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

СВЕЖИЕ ПОСТЫ
Please reload

ПОИСК ПО ТЕГАМ
Please reload

АРХИВ